GQ: Что скрывает башня «Федерация»

Где-то там, далеко внизу, под облаками, ревет миллионами голосов и выхлопных труб Москва. Но тут, на высоте 366 метров над участком № 13 Москвы-Сити, все спокойно. Вязнущий в облаке ветер шепчет колыбельную, не смея нарушить умиротворение белой пелены, в которую погружен 95-й этаж башни «Восток». Изредка с нижних ярусов высокой нотой доносится металлический стук молотка или шарканье лопаты, которой убирают снег. Мерным и глухим «бум-бум-бум» по трубам качает бетон установленный третью километра ниже насос.   

О том, что внизу клокочет жизнь, напоминает лишь черная полоса Третьего транспортного кольца, которую то и дело обнажит порыв ветра, разорвав на мгновение занавес сплошного, нависшего над Москвой облака. Темная кривая вскоре скроется, и снова на то, что Москва где-то внизу, нет и намека. Спокойствие, мерный стук, легкий свист ветра и тонущая в нем тихая турецкая речь. Насос прекращает работу около полудня, когда церемониальная бадья с последним кубометром бетона, удерживаемая покрытыми изморозью цепями крана, зависает над боксом. После заливки в него бетона, после просушки стены бокса разберут, и в монолите предстанет одна из 26 несущих колонн башни.   

Двое турецких рабочих в оранжевых касках и белых полупрозрачных хлопковых комбинезонах направляют рукав наподобие пожарного в бокс. Все готово.   

Сегодня особенный день. И поэтому 87 представителей российской и иностранной прессы уже через полчаса окружают бетонщиков. Былое спокойствие рассеяно, теперь тут смех, ругань и горячий чай. Сегодня, 9 декабря, Москва ­утвердится в качестве высочайшего города Европы, и в башню «Федерация» ­будет залит последний кубометр бетона.  


НАД ОБЛАКАМИ

Директор стройки, сорокалетний уроженец Стамбула Али Кесикли, стоит в компании своего помощника под самой бадьей с бетоном весом две с половиной тонны. На нем именная белая каска и серый с зеленым фирменный пуховик турецкой компании Renaissance Construction, генерального подрядчика стройки, вступившего в проект на финальном этапе в декабре 2013 года. Для Али, строителя с два­дцатилетним стажем, это второй небоскреб в карьере и первый, где ему доверено ­руководство.  

— Не потечет? — обращается к нему заместитель, лет на десять моложе Али, косясь на нависшую над ними бадью.  

— Потечет-потечет, — по-турецки, с белоснежной улыбкой на лице отвечает Кесикли.  

Заместитель улыбается в ответ. Он понимает, что начальник шутит.  

— Если потечет…  

— Ты первый узнаешь, если потечет! — смеется Али.  

Церемония начинается. Слово берет недавно поднявшийся на стройку мужчина лет пятидесяти в черном пуховике. Его голос сквозь треск и помехи прорывается в наушниках собравшихся: 

— ...я приглашаю всех бросать монетки в бадью. Туда много войдет. Бросайте, что есть. Можно бросить сотовый телефон — кому что нравится, — посмеивается спикер. — Кому нужны монетки, обращайтесь. Я специально с собой взял. ...здесь заливается особый бетон марки B-90. Крепость его очень высокая, его практически невозможно распилить, разрушить или проделать отверстие. Монетки кончились? Могу еще дать. Да-да, меня зовут Михаил Смирнов. Генеральный директор ЗАО «Башня Федерация». Мы компания-застройщик, заказчик и инвестор. ­Думаю, пора поднимать и начинать заливку.  

Рабочие в комбинезонах, которые и должны начинать работы, не шевелятся. Заливка не начинается. Смирнов смотрит на бадью, ждет с минуту и продолжает:  

— ...нет, кредит у нас рублевый, поэтому мы не ощутим на себе никаких проб­лем. ...осталось продать примерно 100 тысяч квадратных метров. 70–80-е этажи и платиновые апартаменты. Сейчас давайте приступим к процедуре. Кто дает команду? — снова никто не дает команду.  

Отвечая на следующий вопрос, Смирнов с трудом скрывает нетерпение. ­Кажется, ему надоело развлекать прессу: 

— Да-да, работы планируем закончить в конце 2015 года… Сумма вложений в обе башни составит 1,2 миллиарда долларов. Цены стартуют от 273 тысяч руб­лей за квадратный метр... Так, мне сейчас сказали, что мы ждем архитектора. Он уже поднимается. Буквально несколько минут — и мы его увидим. — Смирнов чуть медлит, оглядывается поверх голов журналистов. — Я пока его не вижу.

ЧЕГО ЛИШИЛОСЬ СИТИ   

За 25 лет своей истории Москва-Сити лишилась нескольких знаковых проектов. Вместо парка центральным ядром комплекса стал торговый центр, а правительство Москвы отказалось от проекта строительства здания мэрии в ММДЦ. Самой же заметной потерей для Сити стало решение девелопера Шалвы Чигиринского отказаться от строительства 612-метровой башни «Россия», спроектированной Норманом Фостером. По состоянию на 2015 год «Россия» так никогда и не будет построена.   

НЕБОСКРЕБЫ ЕВРОПЫ 

В том, что касается высоты, Москва, видимо, надолго закрепилась в Европе под номером один. Для сравнения — некоторые из преследователей. 

Впервые башня обрела силуэт во время 18-часового перелета Чобана из Ханоя в Берлин. Из Вьетнама он возвращался после того, как занял лишь второе место в конкурсе проектов нового парламента республики. Именно в том самолете родились первые эскизы башни: два паруса и 420-метровая мачта-шпиль, соединенные между собой переходами на разных высотах. Этот проект в начале 2003 года он представил Полонскому, который не колеблясь ответил «да». От мачты в итоге отказались уже новые владельцы, корпорация Aeon, наследница разорившейся и ликвидированной Mirax Group. В корпорации говорят, из-за своего расположения между двумя башнями шпиль при порывах ветра создавал сильный шум, слышимый даже за стеклопакетами башен. Другие объясняют отказ от мачты просчетом проектировщиков — мол, невозможно соединить три объекта разной высоты и конструкции, раскачивающиеся на ветру по-разному. Две идентичные башни «Петронас» в Куала-Лумпуре и те еле соединили, собрав единственный переход еще на земле и три месяца поднимая его кранами. Третьи утверждают, что Aeon банально пожалел денег. Шпиль не принес бы экономической выгоды — только смотровая площадка, панорамные лифты и никаких площадей для продажи или аренды.

Что делает «Федерацию» самой дорогой? То, что за десять лет она создала больше инфоповодов, чем весь «Сити» вместе взятый. Это самая модная башня. И ты, живя в ней, работая, отдыхая, становишься ее частью. Ты в теме, ты часть этой истории. 

GQ

ru | eng