Башня Федерация: не градостроительная ошибка, а жемчужина Москвы

Самый высокий небоскреб Европы и флагман делового центра Москва-Сити-Башня Федерация высотой 373,7 м обретет законченный вид уже к концу текущего года. Недавно хозяева башни организовали для журналистов экскурсию на этот без преувеличений грандиозный объект. Как и чем достраивается уникальный многофункциональный комплекс, как решены здесь вопросы безопасности — об этом в интервью журналу «Строительство.RU» рассказал генеральный директор ЗАО «Башня Федерация» Михаил СМИРНОВ.

— Генподрядчик строительства — иностранная компания. Если всегда приглашать на такие подряды иностранцев, мы никогда не вырастим своего генподрядчика с таким опытом, вы согласны?
— Ответ на ваш вопрос — в том, какая задача стояла перед всеми застройщиками Москва-Сити. Мы не ставили своей задачей устроить здесь учебный класс для российских компаний, не имеющих опыта высотного строительства. Наша задача — построить в Москве международный деловой центр, отвечающий самым современным требованиям. А поскольку Башня Федерация по определению станет флагманским небоскребом Москва-Сити — ведь она будет самой высокой не только в Москве, но и в Европе, — мы приняли решение применять при ее строительстве самые передовые знания и технологии. Это играет решающую роль как с точки зрения качества строительства, так и с точки зрения безопасности. Разумеется, мы выбирали только лучшие материалы и лучших подрядчиков — мировых лидеров в области высотного строительства. Именно таким и является компания Renaissance Construction. Как и Главный конструктор башни — компания Thornton Tomasetti, которая сконструировала 6 из 10 самых высоких небоскребов в мире.

— В какой пропорции в проекте применены российские и импортные материалы?
— Бетон для строительства, естественно, российский, цемент для его изготовления — тоже. Нерудные строительные материалы (песок, щебень) — безусловно, отечественные. Как и арматура. Фасады, стекла — китайские, а монтаж уже производится у нас. Материалы для изготовления стеклопакетов тоже везут из Китая. В целом я бы не сказал, что превалируют исключительно импортные материалы. Безусловно, все сложные технические системы — импортные. Вертикальный транспорт, лифты — это Thyssen, Schindler. Автоматика и различного рода электрооборудование — так же в основном импорт, а вот кабели российские. Могу сказать, что в последние годы наши производители планомерно повышают уровень качества своих изделий, и, я надеюсь, через какое-то время мы будем использовать в основном российское.

— Бетон какой марки и какого производителя вы используете?
— Марки B-90. Его производят для нас по специальному заказу несколько столичных заводов. Здесь многое зависит от загрузки завода, от транспортной ситуации в Москве. Разумеется, приоритет отдается ближайшим предприятиям: бетон ведь нельзя долго перевозить, он не любит московских пробок…

— Пожалуй, самый важный вопрос — безопасность. Исходя из печального опыта 11-го сентября в США, пожаров в высотках в Астане, Грозном и других, возникает законный вопрос об уязвимости подобных сооружений с точки зрения террористической и пожарной безопасности. Как он решается в данном проекте?
— При строительстве башни учитывался весь мировой опыт, в том числе и негативный, накопленный с самого начала процесса строительства небоскребов.
Поскольку Башня Федерация — самый первый в России небоскреб, то строился он с запасом прочности в несколько раз больше необходимого. У нас очень крепкая, серьезная конструкция: по периметру установлено 25 колонн, которые начинаются от самого фундамента и пронизывают всю башню снизу доверху. Размеры этих колонн: внизу — порядка 2 м, на самом верху — примерно 1 м на 0,5 м. Есть две круглые колонны, внизу их диаметр — порядка 2,5 м. В центре ядро — оно цельное, проходит снизу доверху. Внизу толщина стен ядра — 1 400 см, наверху — порядка 400 см. Вся конструкция устроена таким образом, что судьба башен-близнецов в этом здании была бы невозможна: выбивание даже нескольких колонн не может приведет к обрушению всего здания.
Внутри ядра есть два лифта. Что бы ни случилось, они все равно продолжат работать на автономном питании, доставят на самый верх спасателей и пожарных и эвакуируют тех, кто находится в башне.

У нас есть семь дизельно-генераторных установок по 1,2 МВт каждая. Представляете, какая мощность: небольшой городок можем снабжать электроэнергией! Если в результате ЧС комплекс будет обесточен — они заведутся, включатся и обеспечат эвакуацию. Электроэнергии на все это хватит. При аварии сразу же включаются противопожарные системы: спринклерная система, заработают подача воды, подпор воздуха, дымоудаление.
Разумеется, есть две эвакуационные лестницы, которые начинаются на самом верху и опускаются в самый низ, на нулевую отметку. Они тоже находятся внутри ядра и отделены от помещений двумя противопожарными дверьми. В этот тамбур подается свежий воздух: его забор с улицы происходит на технических этажах. Если, не дай Бог, что-то происходит в помещении — можно эвакуироваться пешком по этим лестницам. Они не имеют никаких окон, надежно защищены, вентилируются, там работает дымоудаление — то есть, созданы все условия для того, чтобы эвакуация была максимально безопасной.

— Значит, в Астане и в Грозном, где в небоскребах случился пожар, не были соблюдены эти нормы?
— Насколько я знаю, в Астане и в Грозном снаружи загорелся фасад. У нас фасад стеклянный — там гореть просто нечему. А вообще, про безопасность Башни Федерация можно говорить очень долго.

Простой пример — одних пожарных датчиков у нас несколько десятков тысяч. Причем не каких-то стандартных, а самых дорогих — фирмы Simplex. Для сравнения: обычный датчик стоит около 600 рублей, а этот — около 100 евро. Зато очень надежные. И таких у нас около 60 тысяч. Все сигналы сходятся в центральную диспетчерскую. Если где-то срабатывает датчик — у диспетчера на экране сразу появляется экспликация помещений, и он видит, в каком помещении сработал датчик. Туда сразу отправляется оперативный дежурный в сопровождении пожарного расчета, и они смотрят, что там произошло. Если будет задымление — немедленно будет произведена эвакуация людей. Регулярно проводятся у нас и учебные тревоги. В общем, все работает так, как и должно работать.

— На стройке видна мощная строительная техника иностранных компаний: подъемный кран, опалубочная система и пр. Это выбор генподрядчика по принципу «мы иностранцы, поэтому выбираем иностранное» — или просто из российских предложений нет достойного выбора?
— Так исторически сложилось, что при проектировании Башни Федерация и в момент начала строительства не было ничего российского такого класса, поэтому выбиралась лучшая импортная техника, какая только была на тот момент.
Краны, которые вы видите, работают здесь уже несколько лет. Один кран — дизельный, производства австралийской компании Favelle Favco. Таких кранов в России всего два, причем второй используется на Сахалине на морской буровой платформе. Уникальный кран: 32 тонны поднимает одним тросом. Второй наш кран — это Liebherr.

Подъемник у нас чешский — Pega, весьма дорогой. Его лидерная мачта будет доходить до самого верха. На этой мачте могут двигаться одновременно в разные стороны шесть кабин по 27 человек. Этот уникальный для России подъемник используется для того, чтобы обеспечить высокие темпы строительства: скорость подъема кабины у него — 100 м в минуту.

— Недавно озвучена информация о том, что достраивать Москва-Сити будут небезызвестные Алишер Усманов, Олег Малис и Иван Стрешинский. Как вы это прокомментируете? Что даст приход таких бизнесменов?
— Есть управляющая компания, которая называется ОАО «СИТИ». Она здесь с 1994 года и является еще и техническим заказчиком по ряду работ в ММДЦ: в частности, по коллекторам, дорогам и т.д. Она будет приводить в порядок инфраструктуру, возводить там свои объекты. Мы тесно общаемся с ОАО «СИТИ», и видим, что новый менеджмент этой компании уделяет пристальное внимание проблемам Сити. Улучшается транспортная ситуация и пр. Поэтому на ваш вопрос отвечу так: на мой взгляд, это положительная новость с любой точки зрения. Ведь второго Сити в Москве не будет.

— Вопрос от читателей. Многие эксперты (например, архитектор Сергей Чобан из бюро SPEECH и ряд других) полагают, что в процессе воплощения проекта ММДЦ первоначальная идея претерпела значительные изменения, причем не в лучшую сторону. По сути, она была разрушена. Вы согласны с такой оценкой?
— Когда Сити достроят — это будет уникальное место: 4,5 млн кв. м помещений, 22 тыс. парковочных мест, три станции метро, транспортные развязки. Городские власти уже давно поняли, что Сити — отнюдь не «градостроительная ошибка», как его когда то пытались называть, а подлинная жемчужина Москвы. В нее необходимо вложиться — и получится просто великолепный объект и центр бизнеса в России!
Сегодня в отношении Сити сложился стереотип этакой «вечной стройки» — что здесь не проедешь, что вечно здесь все не то и не так… Но ведь когда строится что-то грандиозное — такое происходит всегда. А вот когда объект достроят, помоют все окна и фасады — Сити обретет совершенно другой облик. В любой столице мира есть свой деловой район, свои небоскребы. Будет и у нас.
Ребенок рождается в муках, но в итоге на свет появляется красавец-малыш. Ждать осталось не так уж долго. Городские власти прилагают все усилия, чтобы к чемпионату мира по футболу 2018 года все здесь было завершено.

*— Спасибо за интересный разговор.
Беседу вел Андрей ЧЕРНАКОВ*

http://rcmm.ru/content/topics/613.html

ru | eng